Сирия : “Я – очевидец” – Игорь СЛИСАРЕНКО

С девушки содрали кожу и обезглавили
Игорь СЛИСАРЕНКО 
А позднее она дала интервью сирийскому ТВ
По прибытии в страну, где — если верить ежедневным сообщениям “мировых СМИ” — несколько месяцев длится “народное восстание против диктатуры”, а власти “обрушивают на народ кровавые репрессии”, ожидаешь увидеть пустые улицы, если не остатки баррикад, то хотя бы сожженные автопокрышки, разбитые витрины, лозунги с требованиями свободы на стенах, изрешеченных пулями…
Но вечерний Дамаск встречает нас морем света и многолюдными улицами: люди после работы гуляют семьями, делают покупки в магазинах, ужинают в многочисленных кафе. Нас — это делегацию из Украины, в составе которой глава парламентского комитета по связям с Сирией народный депутат Украины Алла Александровская, руководители Общества дружбы Украина — Сирия, журналисты и живущие в Украине сирийцы (сейчас у сирийской диаспоры патриотическая миссия приехать на родину, чтобы засвидетельствовать единство).
Особенно потрясает тот факт, что на улице не увидать не то что вооруженного солдата, а просто полицейского, разве что регулировщики отчаянно бегают на перекрестках, пытаясь обуздать плотные потоки сигналящих по любому случаю авто. Появляется предчувствие, что тебя ждет другая Сирия, а вовсе не та, описываемая упомянутыми “мировыми СМИ”. Так оно и получилось.
Послы как двигатели “сирийской революции”
В первый же вечер мы ужинаем в центре Дамаска в компании министра информации Аднана Махмуда и замминистра иностранных дел Абдул-Фаттах Аммура. Я сразу же отмечаю, что в ресторан чиновники прибыли без охраны, хотя, казалось бы, этим высшим чинам “диктатуры” стоило бы побеспокоиться, как не попасть в руки “пробудившегося сирийского народа, жаждущего свободы и демократии”.
За восточным ужином чувствую себя расслабленно, и г-н Аммура, университетский профессор английской литературы, читает мне свою лирическую поэзию. Более того, в ресторане постоянное движение: заходят и выходят большими компаниями с друзьями, семьями, парочки влюбленных, и у официантов ни минуты покоя от подачи блюд, напитков и кальянов.
Напротив — здание Антиохийского патриархата Греческой православной церкви. “Здесь на прошлой неделе люди забросали посла Франции тухлыми яйцами и гнилыми помидорами”, сообщают мне историю, которая уже вошла, наверное, в рассказы экскурсоводов. Посол приезжал к патриарху Игнатию IV с целью уговорить того объявить от имени христианского населения Сирии президента Башара аль-Асада “утратившим легитимность”. Патриарх попросту выгнал посла, как ранее выгнал и посла США, попросившегося на прием с той же целью.
“Сирия — это скала, о которую разобьются все внешние заговоры”, — пообещал Блаженнейший Игнатий визитерам.
Попытка отколоть сирийских христиан очевидна. Из соседнего Ливана об этом рассказал патриарх Маронитской христианской церкви Бишара Бутрос аль-Рай. В конце сентября на встрече в Париже президент Франции Саркози прямо ему заявил: “Сколько христиан в Ливане? 1,3 млн. В Сирии еще 1,2 млн. Почему бы им не перебраться жить в Европу?” Саркози убеждал его, что “к власти в Сирии скоро придут “Братья-мусульмане”, Сирия помирится с Израилем, а палестинские беженцы навсегда останутся в Ливане”, мол, им достанется место христиан. Патрирха возмутило, как бывшая метрополия решает судьбы миллионов людей, и он не стал молчать, услышав о плане нового передела.
Участи американского посла в Сирии Роберта Форда вообще не позавидуешь. Он получил не только яйцами и помидорами от сирийцев, но и нагоняи из Вашингтона. Однажды он поехал посмотреть город Джиср аш-Шугур, где два дня бесчинствовали террористы, оставив после себя братские могилы убитых полицейских и чиновников. Форд похвалил военных за умелые действия по восстановлению правопорядка. И сразу же получил сурового дрозда из дому: мол, его, посла, дело ездить по стране и “своим присутствием оказывать поддержку оппозиции”. Проще говоря, подстрекать.
Кого в Сирии считают оппозицией? По словам г-н Аммура, ее можно разделить на три категории.
Первая — это партии, группы, граждане, выдвигающие правомерные требования улучшить положение людей, борьбы с коррупцией.
Вторая — это представители либеральной интеллигенции: писатели, ученые, живущие, как правило, в Европе и не представляющие никого, кроме самих себя, и желающие, чтобы в Сирии “все было, как в Европе”. Доктор Аммура заверяет, что руководство страны уважает их мнение, более того, призывает к участию в диалоге.
Наконец, третья категория — это бандформирования, совершающие теракты, погромы и убийства. Они не желают вступать в диалог, а их действия координируются и финансируются из-за рубежа.
“Служить Богу и родине”
Визит украинской делегации не остался не замеченным телеканалом “Аль-Джазира”, который сообщил, что “украинцы поехали по туристическому маршруту в Маалюли”. И это правда. Ежегодно 2 млн. чел. со всего мира приезжают туда, чтобы посетить такие христианские святыни, как монастырь Святой Феклы, в котором жила и погребена эта ученица апостола Павла, монастырь Девы Марии в Сейднайе, где хранится икона Богородицы, выполненная еще при ее земной жизни Святым Лукой.
Но Маалюли и Сейднайя — это еще и сердце христианской общины Сирии (10% населения). Игуменью-настоятельницу Пелагею Сайяф я узнаю сразу по видеокадрам, где она благословляет приехавшего в монастырь президента Башара аль-Асада. “То, что вам показывают по телевидению о Сирии, ложь — сразу же заявляет матушка. — Мы единый народ с нашим президентом, и выйдем из этого кризиса еще более сильными. Девиз нашей церкви — служить Богу и родине”.
А настоятельница монастыря Девы Марии делится с нами плохой новостью: “У верховного муфтия Сирии шейха Ахмада Бадр-эд-Дина Хассуна террористы сегодня убили сына. Шейх Ахмад наш большой друг, он к нам часто приезжает. Будем молиться, чтобы Господь укрепил его в этом горе”. Сына муфтия, 21-летнего Сарию, аспиранта университета, застрелили, когда он ехал в машине со своим научным руководителем на автотрассе Идлеб-Алеппо.
Тысячи людей пришли на его похороны. Было видно, как муфтий Хассун огромным усилием воли сдерживает рвущиеся рыдания: “Я двадцать лет был муфтием мечети, прежде чем меня избрали главой мусульманского духовенства всей страны. И тогда, и сейчас я призывал к любви и терпению, к милосердию и состраданию. Так за что убили моего сына?! Меня поражает, что некоторые до сих пор думают, что происходящие в Сирии события — это борьба с режимом, тогда как на самом деле это очередная попытка раздробления стран региона на отдельные послушные образования. Ведь те, кто поднимает “знамя демократии и свободы”, повинны в тысячах смертей в Ираке, Ливии, Афганистане, в странах Африканского Рога. И всё это — ради нефти, ради захвата чужих земель и ресурсов”.
Но верховный муфтий обещает простить убийц сына и всех, у кого кровь на руках, если они сложат оружие, он простит и тех, кто прекратит разжигать межрелигиозную рознь, обещает личную защиту тем оппозиционерам, которые вернутся из-за рубежа, чтобы принять участие в идущих общенациональном диалоге и реформах.
Реформы — не для Запада
О реформах в Сирии мне удалось поговорить задолго до нынешних событий — в декабре прошлого года с президентом Башаром аль-Асадом во время его визита в Киев. Президент тогда особо подчеркнул, что реформы — это внутренняя потребность самой Сирии в развитии, а отнюдь не уступка внешнему давлению. Что все эти годы он не может полностью реализовать свои замыслы, потому что страна постоянно подвергается прямым угрозам нападения.
И это правда. После событий 11 сентября 2001 г. в США Сирия в порыве солидарности и в надежде, что Вашингтон наконец-то осознал угрозу, исходящую от экстремистов, которых он сам взлелеял как “борцов за веру”, передала Америке всю свою базу разведданных о террористах в регионе. Взамен ее занесли в пресловутую “ось зла” с обещанием, что она станет следующей после Ирака.
Планы Вашингтона приветствовал, помню, в конце 2002 г. такой светоч “демократической России”, как Гарри Каспаров: “На Америке лежит особая миссия по “перевоспитанию” народов Ближнего Востока. Должен быть нанесен прямой удар. Ближайшей, но не последней мишенью остается Багдад. Необходимо также включить в список Дамаск и Тегеран”.
В 2005 г. сирийское руководство обвинили в организации убийства ливанского политика Рафика Харири (об этих обвинениях сегодня уже стараются не вспоминать) — опять с угрозами вторжения. Годом позднее Израиль нападает на Ливан, и Сирия принимает миллион беженцев. И все это время рядом — неспокойный Ирак на грани гражданской войны, откуда в Сирию бежали два с половиной миллиона человек. И Сирия до сих пор безо всякой помощи извне несет бремя заботы об этих людях, обеспечивая их кровом, питанием, бесплатным здравоохранением и образованием детей.
Тем не менее реформы идут во всех сферах жизни. И что очень важно: привлекаются к их разработке все слои общества. По всей стране прошли дискуссии в рамках национального диалога, где любой желающий мог высказать свои жалобы и предложения. Будет разработан новый проект конституции. Уже сегодня работают новые законы о массовых собраниях и шествиях, политических партиях (в Сирии реальная многопартийность), о выборах (12 декабря состоятся выборы в местные органы, где, как задумано, новые партии наберутся опыта, чтобы в следующем году принять участие и в парламентских), о СМИ.
Председатель профсоюза журналистов Сирии Ильяс Мурад с удовольствим вспоминает свою встречу с издателем и главным редактором еженедельника “2000” Сергеем Кичигиным и то, сколько площади украинская газета выделила их обстоятельной беседе три года назад, — о роли журналиста, о взаимоотношениях прессы и власти. “Новый закон о СМИ — это усовершенствованный к новым реалиям прежний закон, — поясняет он. — В нем ответ на развитие интернет-медиа, частную инициативу. Журналист у нас полностью свободен, и закон запрещает преследовать его за высказанное мнение. Единственное табу — разжигание межрелигиозной розни”.
Удивительно, но факт: на свободу прессы в Сирии ополчился… Европейский Союз. На днях вкупе с экономическими санкциями он запретил распространение сигнала сирийского частного телеканала “Аддуния”, как сказано, “за подстрекательство к насилию над мирными гражданами”.
Как ни пытался я узреть это “подстрекательство”, ничего не получилось. Канал — информационный, оперативно сообщает о ситуации в том или ином регионе, ведет прямую трансляцию с места очередной вылазки боевиков (нападение на пассажирский поезд, рейсовый автобус, убийство граждан), а также дает признания арестованных террористов о том, как и откуда им доставляли оружие и деньги, кто инструктировал стрелять в полицейских и толпу после пятничной молитвы, как натравить суннитов на алавитов и христиан… Словом, показывает все то, о чем “почему-то” не сообщают “мировые СМИ”.
Что важно отметить: в отличие от политического будущий экономический курс куда более полемичен. Ведь Сирия — социалистическая страна с социальным государством: оно дотирует основные продукты питания, и цены на них значительно ниже, чем у соседей, а также топливо; образование вплоть до докторантуры бесплатное, как и медицина. При этом повсюду изобилие, более того, страна экспортирует свою продукцию. Частная инициатива также приветствуется, но в рамках формулы: свободы столько, сколько надо, регулирование — там, где надо. Сколько свободы хочет частный сектор — это понятно. Сколько ее даст государство, повторюсь, социальное, — это вопрос. Но если случится беда, частный сектор бежит за помощью к государству. Недавно правительство, приняв во внимание потери фермеров из-за засухи, отменило им штрафы за просроченные банковские кредиты.
Санкций Сирия не боится — говорит, бывали времена и хуже. У нее нет внешнего долга. Ну не хочет Евросоюз покупать сирийскую нефть, и не надо. Ее купит Китай. Кстати, два года тому назад ЕС предлагал Сирии заключить соглашение об ассоциации и зоне свободной торговли. “Мы посчитали и отказались, — поясняет доктор Аммура. — Во-первых, ЕС уже тогда находился в кризисе, во-вторых, предложенные нам условия не были выгодными. Рад сообщить, что мы полностью согласовали соглашение о зоне свободной торговли с Украиной и подпишем его в ближайшее время на межправительственной комиссии. Теперь хотим такие же соглашения подписать с Россией, Казахстаном и Беларусью”. В украинском посольстве в Дамаске не скрывают радости: товарооборот с Сирией непрерывно растет, да еще и с положительным для Украины сальдо.
“Аль-Джазира”, “Би-Би-Си” и другие бранные слова
Перед поездкой в город Дараа я узнал из британской “Гардиан” и французского телеканала “Франс-24”, что учебный год там сорван: школы превратили в тюрьмы, учителей арестовали за участие в демонстрациях, а школьники продолжают бегать на непрекращающиеся митинги с требованиями свободы и конца режима.
Действительность оказалась полной противоположностью. На въезде приветливо машут солдатики-срочники из-за мешков с песком. Город живет обычной жизнью, везде стройплощадки жилья и промышленных объектов. Школьные классы заполнены детьми в несколько смешной форме и для мальчиков, и для девочек, похожей на халаты. Правда, директор школы отказывается дать интервью сирийскому ТБ — опасается, что боевики могут ей отомстить.
О том, что здесь были беспорядки, напоминает сгоревшее здание прокуратуры провинции — бандиты напали не случайно, они уничтожили архив из сотен уголовных дел. А ведь Дараа в 2 км от Иордании, и, что скрывать, много людей тут живут контрабандой. Поэтому меры, которые предприняли власти по ужесточению контроля на границе, задели за живое криминальные кланы, поясняет губернатор провинции Мухаммад Халед аль-Ханнус.
Все началось в марте с ареста подростков, писавших на стенах антиправительственные лозунги (позднее выяснилось, что они насмотрелись репортажей из Египта и решили поиграть “в революцию”). Родители с многочисленными родственниками пришли в полицию требовать их отпустить. К ним присоединились другие недовольные: кому-то не дали разрешения на постройку дома, другой — безработный, третий — приехал из деревни, где засуха уничтожила его урожай… Подтянулись и контрабандисты.
На волнения немедленно отреагировал президент аль-Асад: снял местных руководителей, прислал комиссию для изучения требований, лично принял и выслушал местных старейшин. Молодая девушка Вафика на улице города объясняет: “Вначале все было мирно — люди требовали решения их конкретных проблем. Но потом в городе появилось много вооруженных людей, не местных”. Начались нападения на полицейские участки, органы власти, поджоги.
“Слава Богу, что этот ужас наконец-то закончился, можем спокойно спать по ночам, матери не боятся пускать детей из дому”, — говорит пожилой мужчина. “Этих террористов надо стрелять на месте!” — требует другой.
Кстати, я часто слышал упрек в адрес президента: мол, слишком он добрый, как врач-офтальмолог, а надо быть жестким. Что такое власть боевиков, узнали на себе и жители городов Баниас, Хомс, Хама, Джиср аш-Шугур… Цель боевиков, вернее, тех, кто их вооружает и платит, известна: захваченный город превратить — по недавнему ливийскому сценарию — в свой “Бенгази”, откуда провозгласить новое “демократическое правительство, представляющее сирийский народ”.
…В Баниас крестьянин Нидаль Джаннуд приехал за покупками. На его беду, в толпе с транспарантами “Свободу!” кто-то указал на него как на алавита (представителя течения в шиизме). Для исламистов алавиты — неверные, к тому же алавитом является ненавистный им президент аль-Асад.
Толпа погнала Нидаля по улице, нанося ему удары ножами и железными прутьями. Погромщики фотографировали на свои мобильники, как истекающий кровью немолодой грузный мужчина бежит в агонии, прежде чем упасть замертво. Снимались и сами весело на камеру, всаживая в человека нож.
Позднее эти кадры стали доказательством, когда убийц поймали. И они с понурым видом рассказывали по телевидению, кто организовал их, кто ставил задачи и сколько денег они получили за погромы. Выходит, это их представитель американского госдепа Марк Тонер 26 сентября назвал “оппозицией, которая имеет право на вооруженную самозащиту”.
Увы, прессу “стран развитой демократии” эта трагедия (и подобные ей) не заинтересовала. Как не тронула и госпожу Нави Пиллэй, Верховного комиссара ООН по правам человека, которая все эти месяцы — цитирую ее пресс-службу — “сообщала государствам — членам ООН о кровавых репрессиях против участников демонстраций, убийствах, насильственных исчезновениях людей, пытках, арестах и преследованиях в Сирии”.
Сообщала из офиса в уютной Женеве, следует отметить. Спрашивается: если главный защитник прав человека на планете настолько обеспокоена вопиющими репрессиями, почему она до сих пор не удосужилась побывать в Сирии? Ведь ее предшественница, Мэри Робинсон, лезла в самое пекло: будь то охваченное гражданской войной Сомали или палестинская интифада на оккупированном западном берегу Иордана, где в местном госпитале Робинсон стояла в операционной рядом с хирургом, извлекающим пули из тел детей… Что ж до списка обвинений Пиллэй, то небезынтересны, думаю, факты — они далее.
“Воскресшая” Зейнаб и “дамасская лесбиянка”
В отличие от убийства Нидаля Джаннуда и других ни в чем не повинних людей, западные СМИ живо освещали следующие леденящие душу истории. По законам психологического воздействия на человека, услышь он цифру в сто тысяч убитых, на его психику это произведет небольшой эффект. Совсем другое дело, если ему показать изображение одной-единственной жертвы (желательно молодой привлекательной женщины) с обстоятельным рассказом о ее мучениях. Повествование должно быть растянуто во времени — с повторами, но добавлением новых ужасающих подробностей.
Как раз в дни моего пребывания в Сирии завершилась медиаэпопея с 18-летней Зейнаб аль-Хусни из Хомса. В течение трех месяцев подробности ее убийства повторяли “мировые СМИ”, дескать, Зейнаб арестовали спецслужбы с целью вынудить сдаться ее брата, организатора демократических сил. В застенках девушку насиловали, пытали, наконец, убили, а тело расчленили и даже хотели сжечь. Под нажимом власти таки отдали останки семье, чтобы похоронила.
Спутниковые телеканалы тогда сообщили, что из гуманных соображений и не желая травмировать психику зрителей, не покажут кадры с изувеченным телом Зейнаб, например “Аль-Джазира” ограничилась снимками похорон и предоставила слово международным правозащитникам. “Международная амнистия”, рассказав, что с девушки содрали кожу и обезглавили, немедленно объявила содеянное “самым отвратительным убийством”. А представители “Хьюман Райтс Вотч” потребовали от ООН провести отдельное расследование, квалифицировав содеянное как преступление против человечности…
И вот живая-невредимая Зейнаб появилась 4 октября на сирийском телевидении, чтобы рассказать, что ее никто не похищал, а она сама в конце июня убежала к дальним родственникам, устав от побоев братьев. Увидев по телеканалам свои “похороны”, как оказалось потом, отснятые братом Юсефом, она сразу же собралась заявить в полицию, да родственники отговорили. Однако, устав жить взаперти, Зейнаб все-таки пришла в полицию и рассказала правду.
Правозащитники “Хьюман Райтс Вотч” немедленно позвонили семье, и там им подтвердили, что “ожившая покойница” их дочь. Организация распространила заявление, в котором сожалела, что “была введена в заблуждение”, и только: ни извинений, ни обещаний впредь проверять подобные “сенсации”…
Похоже, кто-то в семье Зейнаб немало заработал на инсценировке, ведь не секрет, что за нужное видео, отправленное в нужные СМИ, платят щедро. Более того, это далеко не первый случай разоблачения “жертв кровавого режима”, но последующие собственные опровержения этих заявленных “жертв” остаются незамеченными.
А сердце какого европейского либерала не сжималось от сострадания во время “сирийского восстания” от сообщений 25-летней лесбиянки Амины Абдаллы Ар-Раф аль-Омари, рассказывавшей в своем блоге о гонениях властей на демократически настроенных гомосексуалистов Сирии! Разве останется к ней безучастным немецкий министр Гвидо Вестервелле, также испытывающий влечение к особам своего пола!
Только после нескольких месяцев бурной деятельности в интернете и СМИ активистки, ставшей всемирно известной как “дамасская лесбиянка”, вскрылось, что в природе такой не существует, а блог от ее имени вел проживающий в Шотландии 40-летний американец Том МакМастер, укравший для придания достоверности выдуманного им персонажа фотографии реальной женщины из Лондона.
“Сирия открыта для всех журналистов, желающих сюда приехать. У нас постоянно работают более 100 иностранных корреспондентов, — говорит Аднан Махмуд. — Недавно собкор одного ведущего агентства новостей признался мне, что от него не принимают сообщений, поскольку считают, что это “хорошие новости”, и требуют полностью противоположного”.
“Сирия непобедима, пока…”
Увы, террор в Сирии — уже обыденность. Каждый день похороны двух, трех и больше военных и полицейских. Нередко в последний путь умерших провожают из столичного военного госпиталя “Тишрин”: со всеми воинскими почестями, с развернутыми знаменами, а женщины осыпают пшеницей покрытые национальным стягом гробы.
В палате солдата-пограничника Саида чуть ли не вся семья — у него тяжелые ранения, он парализован. Боевики на машине обстреляли его патруль на границе с Ливаном и быстро умчались. Когда его с другими ранеными везла “скорая”, та же машина погналась за ними, пытаясь их добить. “Сирия непобедима, пока у нее есть храбрые мужчины и много друзей в мире! Передайте, что мы — сирийцы — очень любим Украину”, — просит другой раненый — Ахмед.
В Юсефа выстрелили из жилого дома — он успел увидеть, что снайпер стоял за женщинами на балконе. В военного фармацевта Вассима стреляли вечером на улице, когда он возвращался домой, и, приняв за мертвого, еще и ограбили. Он просит съемочную группу сирийского ТВ не снимать его лицо — пожилые родители не знают о ранениях сына в ноги, более того, они живут в неспокойном сейчас приграничном районе, и он опасается, что боевики могут отомстить им.
“Чего Америка хочет от нас? Почему столько лет не дает нам покоя?” — задает риторический вопрос Вассим, прекрасно говорящий на русском (выпускник Краснодарского медицинского). Конечно, он знает ответ. Как и знаю я. Это не секрет. Еще в марте американо-израильская деятельница Кэролин Глик описала приемлемый для США сценарий падения президента аль-Асада: “Не так уж и плохо, если после Асада Сирией будут управлять “Братья-мусульмане”. Как минимум следующий режим будет слабее нынешнего. Следовательно, даже если джихадисты захватят власть, они не будут представлять такой угрозы, как Асад. Они будут очень уязвимы для подрыва их будущей власти”.
Госпожа Глик не просто замредактора израильской газеты “Джерусалем Пост”, она к тому же представляет американский “Центр политики безопасности” — пропагандистский рупор неоконсерваторов, формировавших еще команду Буша-младшего, с просто-таки оруэлловским лозунгом “К миру — силой”, когда “уникальная глобальная роль Америки должна быть сохранена и обеспечена именно силой”, как поясняет президент центра Фрэнк Гаффни-младший.
Отмечу, что Гаффни — мой давний знакомец, пусть и заочный. Личная встреча не состоялась, хотя в 2003 г. — аккурат перед нападением на Ирак — американское посольство в Киеве приглашало меня на телемост послушать Гаффни. Я тогда письменно ответил, что знаком с его публикациями и они весьма слабы по части интеллекта, но полны параноидальной милитари-истерии, о чем свидетельствуют уже заголовки: “Дайте войне шанс!”, “Войну сейчас и всегда!” и т.д.
В общем, старое американское правило: они, конечно, сукины дети, но это наши сукины дети. Чуть позднее стало известно, что с будто бы “заклятыми врагами Америки” — “Братьями-мусульманами” в Сирии уже годами Вашингтон поддерживает очень теплые отношения. Секретные депеши американских дипломатов с известного сайта “Викиликс”, опубликованные 17 апреля в “Вашингтон Пост”, засвидетельствовали: начиная с 2005 г. США финансируют сирийскую оппозицию, включая исламистов.
“США уже годами пытаются реализовать свой проект “Нового Ближнего Востока” с организацией здесь системного хаоса — напоминает г-н Абдул-Фаттах Аммура — Что они сделали с Ираком? Там уже убито более миллиона человек, 5 миллионов стали беженцами. После оккупации американцы сперва вооружили шиитов, потом суннитов, у курдов уже было оружие — всё для того, чтобы тлела гражданская война. Сейчас уже в Ливии погибло более 150 тысяч человек”.
“Сразу после оккупации Ирака к нам приехал госсекретарь США Колин Пауэл, — вспоминает председатель комитета по иностранным делам парламента Сулейман Хаддад. — Он выставил нам условия: выгнать из страны палестинские организации сопротивления оккупации, разорвать отношения с Ираном и ливанским патриотическим движением “Хесболла”. Конечно, он получил от ворот поворот. Но в этих требованиях Америки — конечная цель всего происходящего сегодня. Согласись мы выполнить ультиматум, отношение Америки к нам было бы совсем другое”.
Справедливости ради надо отметить, что не только США мешает независимая, сильная Сирия. Она мешает и Саркози с его проектом “Средиземноморского союза”, явной попыткой вернуть колониальную власть, где Ливия уже стала первым звеном.
Сирия мешает и амбициям Турции с ее “неоосманской доктриной”, в которой “Ближний Восток — наша родина”, как выразился турецкий министр иностранных дел Ахмед Давутоглу. Именно в Турции несколько месяцев формировали список “сирийского национального совета”, надеясь, видимо, в удобный момент перебросить его состав в какой-нибудь “сирийский Бенгази” для последующего “признания мировым сообществом”. “Жаль, что мы не можем начать там операцию НАТО, как в Ливии”, — сокрушался в Европарламенте депутат Чарльз Теннок, несколько месяцев тому вопивший в тех же стенах о необходимости спасти у власти египетского президента Мубарака, ибо тот, по словам Теннока (кстати, по совместительству громогласного защитника Юлии Тимошенко), “давний союзник Запада”.
Днем позже после возвращения из Сирии Алла Александровская с полным основанием сказала с трибуны Верховной Рады следующее: “Звучащая из уст этих деятелей озабоченность защитой прав, свобод и демократии в Сирии — не более чем мошеннический прием, дымовая завеса, за которой скрываются истинные намерения подорвать авторитет Сирии на международной арене. Этому служат и санкции, которые безосновательно приняты в отношении этого государства. Сирия — сердце арабского мира, это всем известно. Сирия, в определенной мере, является гарантом мира и спокойствия в этом важном для всех нас регионе”.
Р. S. Свеча — за Сирию
“Каждый день с 5 до 7 вечера мы молимся за Сирию и весь мир, — говорит игуменья-настоятельница монастыря Святой Феклы Пелагея Сайяф. — Два года назад я была в Киево-Печерской лавре. Могу я вас попросить поставить там свечу за Сирию?”

About The Syrian Revolution 2011 - Lies and the Truth

The Syrian Revolution 2011 – Lies and the Truth مع تحيات كتيبة سيريان ليكس شعارنا : الشعب الوطن القائد best Regards SyrianLeaks Battalion https://syrianleaks.wordpress.com/ https://www.facebook.com/SyrianLeaks2011 http://www.youtube.com/SyrianLeaks2011 (Tribute to our martyrs of the civilian and military )
This entry was posted in News & Articles and tagged , , , , , , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s